Беседа семнадцатая. "Синайское законодательство"

18-25 февраля 2007 года

День счастливого избавления от угрозы гибели и рабства был, наверное, самым радостным днем в истории израильского народа. Но до обетованной земли было еще далеко. Моисей убедил людей идти в землю обетованную, которая "течет молоком и медом", наверное евреи думали, что она начинается сразу за пограничными укреплениями. У древних людей вплоть до Нового времени были достаточно примитивные представления о географии. Думается, что действительность жестоко разочаровала их. После изгнания за грех из райского сада, которое мы сегодня вспоминаем, на земле больше нет для человека мест "текущих молоком и медом", где можно жить без трудов, ибо сама земля противится человеку и без труда рождает лишь "терния и волчцы". Те, кто занимается огородничесвтом, знают насколько быстее и лучше овощей растут сорняки. В этом прямое, указанное в Библии следствие нашего грехопадения. В поте лица должен человек устраивать свою жизнь.
Выйдя из Египта и перейдя через Чермное море, Израиль оказался в одной из самых безжизненных пустынь на земле - Синайской пустыне. Через нее предстояло совершить долгий и тяжелый переход. Речь шла буквально о выживании. Какой бы ни была суровой эта пустыня, люди там жили и живут. Моисей скрывался среди племени Иофора именно там. Есть там и оазисы с водой, растительностью, есть и пастбища, есть дороги, колодцы. Но, конечно, евреям было очень тяжело после четырехсотлетней жизни в цивилизованной местности, орашаемой реками, густонаселенной, приспосабливаться к жизни, в которой все необходимое нужно с трудом добывать собственным трудом. Представьте, если бы нас самих внезапно выгнали из наших домов с электричеством, водопроводом, газом, отоплением в пустыню. Мы прекрасно понимаем, что стоит остановиться хотя бы нашим котельным, нашей нормальной жизни придет конец, мы будем замерзать. Если прекратится ежедневный подвоз продуктов в магазины, мы станем голодать. Мы слишком зависим от благ цивилизации. Мы можем погибнуть даже в таких природных и климатических условиях, при которых традиционное натуральное хозяйство процветало бы. Так и евреи, оказавшиеся в пустыне, были вынуждены приспосабливаться к суровым условиям жизни.
От египетских рубежей до Синая на южной оконечности полуострова около 250 километров, евреи прошли их за три месяца. Они шли со стадами, повозками, стариками и детьми. Целью их было то древнее святилище на склонах Синая, где Господь в пламени Неопалимой Купины явился Моисею. Необычные, поразившие евреев явления начались задолго до горы, мы о них поговорим в следующий раз. Главным в синайских странствиях было грандизное Богоявление на Синае. Внешне оно выглядело как страшной силы гроза, объявшая вершину горы. Израильтяне чувствовали ужас перед лицом Бога и отказадись вместе с Моисеем взойти на гору и приблизиться к эпицентру бури. Но главное все же свершилось - Господь дал Своему народу Закон.
Именно Закон, полученный на Синае должен был сделать из толпы беглых рабов богоизбранный народ. В чем же суть этого Закона? Он состоит, по крайней мере, из трех связанных, но разных по значению частей, или даже слоев. Во-первых, основа Закона - это Десять заповедей, Декалог. Впервые после грехопадения человек получил четкие определения воли Божьей - что хорошо, и что плохо перед Богом. Хорошо - творить Его волю, выраженную в Десяти заповедях. Плохо - идти против воли Божьей, нарушать эти заповеди. Зная Десять заповедей, человек знает волю Божью и не может уже оправдаться тем, что он далек от Бога и не может знать Его волю. "Вот путь жизни и путь смерти" И эти великие повеления Творца не были чем-то принципиально новым. Можно сказать, что они явились только кодификацией естественного нравственного закона, заложенного Творцом в душу каждого человека.
Этих заповедей было бы достаточно для мирной кочевой жизни в пустыне на пути к земле обетованной. Но Израиль сразу же нарушил первую из них и потребовались новые законы. Так обычно и бывает, юристы подтвердят, новые законы рождаются, когда люди придумывают новые способы нарушить или обойти старые. В Декалоге не содержится никаких предписаний об особых ритуалах поклонения Богу Израиля. Настоящее Богопочитание должно было заключаться в их исполнении. Но народу, у которого впервые появился собственный Бог, хотелось устраивать в Его честь такие же шумные и веселые праздники, какие они видели у египтян. Чем еще порадовать Бога, как не песнями, плясками перед Его идолом, обильным застолем со всем последующим? Так думали язычники - если поставить на столе блюдо и чашу для божества, то оно должно стать участником пирушки и будет лучше относиться к своим собутыльникам. Попробовали устроить такое праздненство и евреи, оно вошло в историю как "поклонение золотому тельцу". Но этот праздник вызвал ужасный гнев Божий. И понадобились средства для борьбы с этой наклонностью - собственный ритуал поклонения Богу, ведь потребность к богопочитанию заложена Творцом в природу человека.
Моисей, давая народу заповеди о жертвах и о богослужении не допустил языческого панибратского отношения к Творцу неба и земли. Ему пришлось совмещать две крайности - близость Бога к Своему народу и абсолютную Его Святость - несоизмеримость со всем земным и с человеком, в том числе. И Моисей создал Для Ягве дом среди еврейского стана - шатер из дорогого дерева и роскошных тканей, окруженный оградой - Скинию. Ее пребывание среди стана говорило о близости Бога, и в то же время никито, кроме особо избранных священников не мог приближаться к Скинии, или, тем паче входить в нее под страхом смерти. Израилю запрещалось принижать образ Бога, низводить Его до уровня человека, а требовалось учится жить в постоянном присутствиии Того, Кто неизмеримо выше любого человека. Собственно говоря, языческие храмы - это тоже попытки "прописать" демона среди людей, приручить его. Вспомним афинян, строящих храм злобным богиням мщения - Эриниям, преследовавших Эдипа. Язычники надеялись, что став их соседями, демоны станут к ним лучше относиться, ну или, по крайней мере, защитят свое жилище от чужих демонов. В Скинии, устроенной Моисеем, не было идолов, не было никаких изображений Бога Израиля, Он присутствовал там незримо. Как символ этого присутствия был устроен большой сундук с шестами для ношения - Ковчег, в который Моисей положил каменные доски с записанными Десятью заповедями - Скрижали. Скинию и Ковчег торжественно переносили на новые места при переходах и это было символом того, что Бог незримо сопутствует Своему народу. И спустя почти полторы тысячи лет языческие народы будут больше всего поражаться не пышностью или красотой иерусалимского Храма, а отсутствием в нем идолов.
Конечно, богослужебный ритуал, учрежденный Моисеем в пустыне по самим обстоятельствам жизни не мог быть сложным, в точности таким, о каком мы читаем в книгах Числа и, особенно, Левит. Внешние формы богослужения со временем меняются. И мы сами, попав в православные храмы тысячелетней или даже пятисотлетней давности, с трудом узнали бы свое родное богослужение. Так и в ветхозаветном законодательстве многие богослужебные подробности, как например, установления особенностей богослужения в Храме, централизация культа в Иерусалиме, добавлены священниками уже позже. Надо сказать, что в отличие от Десяти заповедей, остающихся вечным мерилом человеческих поступков, по словам Христа: "Не нарушить Я пришел закон, но исполнить" (Мф. 5, 17), богослужебный устав евреев полностью ушел в прошлое.
Израильский народ по воле Божьей не всегда должен был жить в пустыне. С перспективой на грядущее устроение оседлой жизни святой пророк Моисей по вдохновению свыше постарался создать свод норм устройства жизни Израиля в земле обетованной. Эти законы также изложены в книгах Левит и Второзаконие. Конечно, в полной мере, они никогда не были осуществлены. Но в некоторые периоды своей истории евреи старались приближаться к ним, и тогда Господь благословлял жизнь Своих людей. А в те времена, когда отступали - сурово карал.
Вот эти установления составляют третий слой синайского законодательства. Главное в этих законах, конечно, нравственные нормы, основывающиеся на Десяти заповедях. Форма общественного устройства - монархия или республика - это вторично. Однако, из истории, да и из собственной жизни, мы знаем, что есть такие внешние обстоятельства, когда людям проще соблюдать нравственные заповеди, а есть и такие, когда очень тяжело, вплоть до невозможности. Языческий мир Римской империи, фашистская Германия, большевистская Россия - в таких условиях человек зачастую поставлен перед выбором - или преследования, страдания, мученическая смерть, или выполнение Божьей воли. Но ведь это исключительные обстоятельства, если бы все люди, общество жили в согласии с волей Божьей, то мучеников бы не было.
И вот в Пятикнижии нам предлагается устройство такого общества, где в заданных исторических обстоятельствах легче всего жить по заповедям. Это общество свободных земледельцев, которые живут большими семьями, помогают друг другу, заботятся о бедных, пришельцах, вместе защищаются от врагов. Основа такого общества - натуральное хозяйство. Товарно-денежные отношения не отрицаются, но их роль сведена до минимума. В основном в каждом хозяйстве трудятся члены большой патриархальной семьи. Не упраздняется рабство, но оно очень мягкое, рабы, вернее слуги или работники рассматриваются как подчиненные члены семьи. Основа стабильности такого общества - неприкосновенность земельных наделов - наследия предков. Вся земля обетованная должна быть разделена на примерно равные участки, которые передаются в вечное владение семей, родов, колен Израилевых. При этом исключаются всякие спекуляции землей.
Важное установление синайского законодательства - субботние и юбилейние годы. Каждый седьмой год считался "субботним" - годом отдыха для земли, нельзя было пахать и сеять, а жить только тем, что земля возрастит сама собой. Понятно, что масличные деревья и виноградники в любом случае дадут плоды, а остальные культуры при благодатном палестинском климате рождают столько, что год можно прожить просто на остатки от предыдущих урожаев. Это у нас обычное дело - десятикратный урожай, редкость - двадцатикратный, а в земле обетованной урожаи сам-тридцать и сам-шестьдесят дело обычное, прекрасным же считается только стократный сбор зерновых, как следует из притчи Спасителя о сеятеле. Субботний год имел и религиозный характер, и агротехнический, и социальный. Выросшие на полях и в садах плоды в первую очередь предназначались для питания бедняков. В остальные же годы моисеев закон запрещает убирать полностью хлеб с полей, маслины и виноград с веток, оставляя некоторую часть для того, чтобы нуждающиеся люди сами собирали их, причем запрещалось чинить им в этом препятствия. Это одна из первых сисем социальной защиты. В обществе, которое живет по заповедям Божьим не должно возникать нужды ни в социальных пособиях, ни в правоохранительных органах, ни в профессиональной армии. Нам, воспитанным на коммунистических утопиях, может показаться, что и бедных не должно быть в таком обществе. Тем не менее, они есть, ведь каждый трудится на земле в меру своих сил и способностей, и труд некоторых людей может оказаться малоуспешным, отчего они могут постепенно обеднеть и потерять свою землю - отдать ее за долги более успешным соседям, а самим поступить к ним в работники. Или в бедняках могут оказаться вдовы и дети умерших, погибших на войне - поскольку не могут трудиться в полную силу, в таком случае им проще передать свои земли надежным родственникам и перейти под их покровительство. Наконец, человек может обеднеть, нарушив заповеди и общественные установления и подвергнувшись наказаниям. В израильском обществе бедным все должны помогать, им предоставлена возможно трудиться по мере сил, собирать остатки урожая на полях и в садах, вдовы, сироты и пришельцы (как бы мы сейчас сказали, беженцы) находятся под особой защитой Закона. В таком обществе немыслимы дома престарелых, детские дома, приюты.
В юбилейный год, установленный по истечении семи субботних, т.е. каждый пятидесятый, вся земля, временно перешедшая в другие руки, возвращается прежним потомственным владельцам. Все рабы отпускаются на волю, все долги прощаются. Так становится невыгодным накапливание земель с помощью спекуляций и несправедливостей, ростовщичество, устройство огромных поместий с множеством рабов.
Не должно быть ни налогов, ни других обременительных повинностей. Со всех собиралась подать на нужды храма - по пол-сикля с каждого мужчины, но платить ее было скорее честью, чем обузой. Особо благочестивые люди отдавали на храм десятину.
Идеал Библии - свободный труд на свободной земле, исполнение нравственных заповедей и взаимопомощь. Всегда, когда в жизни человечества хотя бы отчасти осуществлялись эти идеалы, такие времена вспоминались как "золотой век".

Назад на предыдущую

Вперед на следующую

Назад на страницу Е.А.Агеева

Назад на главную